Зачем ямальцы преодолевают сотни километров пешком по бездорожью

0
3

Зачем ямальцы преодолевают сотни километров пешком по бездорожью

Если в разговоре с учредителем Ямальского отделения Русского географического общества Игорем Кузнецовым про житье-бытье северных путешественников вы, подбирая синоним, то есть абсолютно не умышленно вдруг скажете «этот ваш тур…», непременно ждите порицания. Туры — для туристов. Для членов РГО — только экспедиции (научные, познавательные, культурные, в зависимости от цели, а цель есть всегда) и никак иначе.

Зачем ямальцы преодолевают сотни километров пешком по бездорожью

Даже не верится, что в 2010-м организация, которая гремит на всю страну и много дальше, началась с четырех энтузиастов. Спустя 11 лет в ее рядах 162 человека, официальная база — в Тарко-Сале, более удобное место для встреч — Новый Уренгой, а вообще ребята и девчата могут собираться в любой точке Арктики — куда природа позовет. Туда же, само собой, приглашают новеньких. Не так давно к ямальцам присоединились (читай: перевелись из других отделений) яхтсмен Николай Литау и мотопутешественник Александр Пересвет, членом Совета стала орнитолог с мировым именем Софья Розенфельд. О том, где побывали, что повидали и куда прокладывают очередной маршрут, беседуем с одним из лидеров Ямальского отделения РГО, участником более 20 уникальных экспедиций Игорем Кузнецовым.

Игорь, сколько лет вы исследуете Россию-матушку?

Игорь Кузнецов: Если быть точным — 14. Началось все еще до РГО, когда с тремя единомышленниками я захотел сходить до малоизвестной и труднодоступной 501-й стройки — одной из интереснейших железных дорог между Надымом и Салехардом, которую строили-строили да бросили. Мы вдруг решили, что просто обязаны отыскать и зафиксировать лагеря, мосты, прочие объекты, чтобы составить подробную карту этого места, хотя бы в документах сохранить, так сказать, наследие эпохи. Та экспедиция ограничилась 280 километрами. В 2008-м по тем же маршрутам прошли на 80 километров больше. Ну а в 2009-м по бездорожью за 40 суток преодолели почти 600 километров, отсняв 34 лагеря, более 350 мостов, два депо и не счесть сколько бытовых предметов. Все это вошло в подробнейшую карту, ее экземпляры хранятся в музейно-выставочном комплексе имени Шемановского в Салехарде и Надымском доме природы. А ведь у нас даже средств связи с собой не было. Ни одна живая душа не знала, где в случае чего искать.

Вы сами ставите себе задачи?

Игорь Кузнецов: Зачастую сами: выясняем, какие пробелы есть в истории, выбираем один из многих и начинаем планировать выход или выезд. Иногда помогаем партнерам. В июле прошлого года, например, по просьбе Гыданского национального парка взялись разработать новый турмаршрут за Полярным кругом до острова Шокальского. На катере команда миновала Тазовскую, Обскую и Гыданскую губу: мы отмечали лучшие пути прохождения течений и водоворотов, тестировали передачу электронных писем по коротковолновому радио, фотографировали флору и фауну. Навигация отредактирована, маршрут готов — документы сейчас в дирекции парка, а работа продолжается: теперь нужно определиться с продолжительностью путешествия, числом гостей и сопровождающих. Речь не о массовом туризме — катер примет восемь человек, но на самом острове стоят балки со всеми удобствами. Кстати, предварительные заявки уже получены, причем в основном от заграничных ученых. Как им хочется любоваться нашими песцами, куликами, белыми мишками, полярным маком! Многие думают: если Арктика, то обязательно снега-холода, а там все пышет цветом и жизнью. Да, лето короткое, но сумасшедше красивое. По мотивам экспедиции наше отделение недавно оформило фотовыставку — пока она работает в библиотеке Тарко-Сале, а потом поедет по России, показывая истинные богатства Севера. Сам проект получил второе место в интернет-голосовании среди сотен подобных в рамках национальной премии "Хрустальный компас".

Где и как интереснее путешествовать?

Игорь Кузнецов: Для меня — по Северу. Если же говорить про способ передвижения, то везде свои нюансы: если ты едешь на катере, не увидишь, что можешь рассмотреть, следуя пешим ходом. Пешая экспедиция — сама качественная в исследовательском плане, но самая сложная физически. А вообще интересно везде — и на земле, и на воде. Я ходил ногами, ходил на байдарках и под парусами, участвовал в автопробегах. Только по небу еще не летал, но мысли уже посещают.

Вспомните самое невероятное ваше путешествие…

Игорь Кузнецов: В 2018 году с капитаном Литау на парусной арктической яхте прошли три моря — Баренцево, Карское и Белое (после этого я окончил Севастопольскую яхтенную школу, получил международные права судоводителя и права радиооператора). Два раза попадали в 10-балльный шторм, когда волны высотой с десятиэтажку, четыре раза срывались с якоря, нос к носу встретились с медведем…

И уже попрощались с жизнью?

Игорь Кузнецов: Человек боится, когда у него есть шанс на спасение. Когда шанса практически нет, то и бояться бесполезно. Ты просто автоматически выполняешь какие-то действия, чтобы выжить. История с медведем произошла на острове Тыртова в Карском море. На яхте подошли к берегу, высадились, увидели косолапого — он спал. Мишка спал двое суток, а на третьи зашел в палатку. Тогда уже я спал, да еще у входа. Знаете, что спасло? Зверь схватил складной стул и начал его ломать. В эти несколько секунд ребята успели взять ружье и напугать его выстрелами. Тогда я впервые увидел, как быстро бегают белые медведи. Очень быстро при их-то весе.

Но желания снова куда-то мчаться такие встречи не отбивают?

Игорь Кузнецов: Нет, наоборот, азарт приходит с новой силой. А дальше — открытия: на острове Правды близ острова Нансена, например, есть старейшая метеостанция, разбомбленная немцами с подводных лодок во время войны, потом заново отстроенная и уже окончательно брошенная в перестройку. Как здорово обнаружить химическую лабораторию внутри, все эти ветряки, тысячи книг, кофры с кинопленками, даже вездеходы.

Как на вас реагируют аборигены?

Игорь Кузнецов: Прекрасно, со многими дружим. У меня было три выезда на священное озеро Нумто на границе Югры и Ямала, куда ненцы пускают не всех, не говоря про уважаемых этнографов, а нашу команду пригласили специально. Они искали людей, которые бы сумели понять их культуру и донести до других этносов. В 2017 году мы вместе сделали выставку родовых вещей со стойбищ, причем предметы собирали и доставляли в зал по обрядовому замыслу. Этим летом ее представят в Новом Уренгое, потом в Тарко-Сале и Ноябрьске. Видите, мы не только путешествуем, но и замышляем проекты, а еще встречаемся с молодежью. Учебники, книги не дадут подростку той информации, какую даст человек, поездивший по миру.

Золотую бабу случайно не искали? Как манит она путешественников!

Игорь Кузнецов: Без документального подтверждения подобные истории для членов РГО всего лишь мифы. Если и мы ударимся в сказки, то наше общество превратится в курятник, не иначе.

А Лукоморье?

Игорь Кузнецов: Из библиотеки Лувра прислали копии двух томов "Космографии" 1575 года Андре Теве. Открываю второй том, читаю "…область Обдора", переворачиваю страницу "…область Лукоморье". Это документ. Лукоморье действительно было и есть. Оно находится справа от Оби.

Как попасть в вашу команду? Обязательно ли знать все географические названия, разбираться в параллелях-меридианах?

Игорь Кузнецов: Все приходят по-разному. Меня самого к экспедициям уже в осознанном возрасте — в 33 года — привели прочитанные в детстве дневники Миклухо-Маклая, просмотренные в юности фильмы Жака-Ива Кусто. Можно не знать все на первых порах, но, если появится неутомимое желание учиться, вы все наверстаете, а в итоге еще будете консультировать музейных и прочих специалистов с многолетним стажем. У нас есть учителя, журналисты, менеджеры, юристы — люди разных профессий, объединенные жаждой открытий. Путешественник должен знать не только географию. Тут целый комплекс наук: химия, физика, ботаника, зоология, иностранные языки, конечно, оказание первичной помощи. Спортивная подготовка, само собой. Вы знаете, например, какое растение в полевых условиях может заменить аспирин?

Не уверена…

Игорь Кузнецов: Ива, ее молодые побеги!

Куда намереваетесь отправиться этим летом?

Игорь Кузнецов: Планируем экспедицию под парусами, но время и место пока не скажу — всему свое время.

Ключевой вопрос

Какими качествами нужно обладать, чтобы выдержать все трудности экспедиции?

Игорь Кузнецов: Несомненно, волей. Назову умение быстро принимать правильные решения. Ты должен понимать, что в каждом конкретном случае стоит на первом, а что на втором месте — жизнь людей или идея проекта. Честность. Когда один нечестный товарищ в команде — это полбеды, а когда из четырех трое — уже катастрофа. Важна мотивация вообще. Но без фанатизма. Экспедиция предназначена для людей, которые понимают реальность и свои задачи, четко, на трезвую голову выполняют их. Еще выдержка, ведь длительные походы требуют максимальной сосредоточенности и терпения.