Вероятность обмена ударами возросла. Роль авиабазы «Принц Султан» в подготовке агрессии против Ирана

0
5

Крайне тревожная тенденция к обострению оперативно-стратегической обстановки прослеживается сегодня в районе Персидского залива, где входящие в негласный антииранский военно-политический альянс оборонные ведомства США, Великобритании, Израиля, а также стран «аравийской коалиции» приступили к завершающему этапу проработки двух вариантов силовых операций против Исламской Республики Иран. Первый предусматривает блокирование иранских морских портов, а значит, и экспорта иранской нефти с итоговым взвинчиванием мировых цен на «чёрное золото» до беспрецедентного уровня. Второй — установление всеобъемлющего военно-политического доминирования в переднеазиатском регионе, достижение которого может быть реализовано лишь посредством нанесения массированного ракетного удара по военно-промышленной инфраструктуре ИРИ.

Вероятность обмена ударами возросла. Роль авиабазы «Принц Султан» в подготовке агрессии против Ирана

Беглое восстановление авиабазы «Принц Султан» — один из ключевых признаков подготовки Пентагона к осуществлению стратегической воздушно-космической наступательной операции против Ирана

Если вышеуказанные «теневые» цели первого варианта военной акции были в кратчайшие сроки раскрыты и обнародованы ведущими аналитическими агентствами в связи с тем, что были неумело и «криво» замаскированы военно-дипломатическими источниками в Центральном командовании ВС США (USCENTCOM) под «обеспечение безопасности судоходства в Персидском заливе» рамках операции «Страж», то признаки активной проработки второго варианта военной акции, предусматривающего внезапное начало стратегической воздушно-космической операции против Ирана, куда более тщательно скрываются Пентагоном и USCENTCOM и доступны лишь намётанному глазу военного эксперта.

Речь идёт о весьма необычном местоположении авиабазы «Принц Султан», выбранной Центральным командованием ВС и командованием ВВС США в качестве, во-первых, места дислокации дополнительного американского контингента численностью около 500 военнослужащих, во-вторых, аэродрома подскока (оперативного аэродрома) для многофункциональных истребителей 5-го поколения F-22A «Raptor», в-третьих, позиции для развёртывания ЗРК «Patriot PAC-3» в количестве одного или нескольких дивизионов. В настоящий момент в срочном порядке осуществляются работы по обновлению полотна взлётно-посадочной полосы авиабазы, а также рулёжных дорожек и ангарной инфраструктуры стратегически важного объекта.

И здесь возникает вполне логичный вопрос: каким спектром оперативно-тактических преимуществ (применительно к проведению широкоспектральных воздушных операций против Ирана) обладает восстанавливаемая авиабаза «Принц Султан» перед той же АвБ «Эль-Удейд» в Катаре или «Иса» в Бахрейне? Ведь хорошо известно, что последние находятся всего в нескольких километрах от акватории Персидского залива (в 250—270 км от иранских провинций Хармозган и Фарс) и обеспечивают тактической авиации ВВС США и ОВВС «аравийской коалиции» гораздо больший уровень оперативности, нежели АвБ «Принц Султан», удалённая от наиболее активного участка ТВД на 750—850 км и обеспечивающая подлётное время тех же «Рапторов» не менее 35—50 минут в случае полёта данных истребителей со сверхзвуковой крейсерской или околозвуковой скоростями.

Ответ на вышеприведенный вопрос кроется в количестве и тактико-технических параметрах оперативно-тактических баллистических ракет семейства «Fateh-110/313», «Hormuz-2» и «Zolfaghar», а также баллистических ракет средней дальности «Shahab-3B/M» и «Qadr-H/F», состоящих на вооружении ракетных подразделений Корпуса стражей Исламской революции и всегда готовых к применению в рамках ответного удара в случае агрессии со стороны США и их переднеазиатских прихвостней. Количество вышеуказанных типов ОТБР может исчисляться тысячами, в то время как количество мобильных ПУ может достигать 400 и более единиц.

Даже одного подобного залпа несколькими сотнями «Фатехов» и «Ормузов» (несмотря на отсутствие в составе их БРЭО должных комплексов средств преодоления ПРО) может вполне хватить для перенасыщения целевой канальности 5—7 БИУС «Иджис», размещённых на соответствующем количестве эсминцев классов «Arleigh Burke Flight I/II/IIA/III» и обеспечивающих подсвет/целеуказание дальнобойным ЗУР-перехватчикам SM-2ER Block IV и SM-6, а также полутора—двух десятков дивизионов «Patriot PAC-3», формирующих «противоракетные зонтики» над авиабазами «Аль-Дафра», «Эль-Удейд» и «Иса». Вследствие этого 25—40% иранских ОТБР всё же прорвут хвалёный американский «противоракетный щит» над заливом, нанеся значительный ущерб ВПП данных «воздушных гаваней» ВВС США.

Другое дело — удалённая авиабаза «Принц Султан», находящаяся за пределами 300-километровой дальности действия наиболее многочисленных ОТБР «Fateh-110» и «Hormuz-2». По данному объекту КСИР может отработать исключительно баллистическими ракетами средней дальности «Shahab-3B/M» и «Qadr-H/F», количество шахтных и подвижных грунтовых пусковых установок которых составляет от 70 до 120 ед. Залп сотней подобных БРСД может быть легко «купирован» посредством слаженной сетецентрической работы пары-тройки эсминцев УРО «Арлей Бёрк», располагающих экзоатмосферными перехватчиками RIM-161B (SM-3 Block IA) и получающих «раннее целеуказание» о приближении ракет, к примеру, от звена истребителей 5-го F-35I «Adir» ВВС Израиля, оснащённых оптико-электронными комплексами c распределённой апертурой AN/AAQ-37 DAS (функционируют в ИК-диапазоне волн и способны пеленговать факел двигателя БРСД на удалении порядка 1200—1300 км).

Прорвавшиеся же сквозь данный «заслон» над Персидским заливом баллистические ракеты могут быть автоматически взяты на сопровождение и «захвачены» многофункциональным АФАР-радаром AN/TPY-2 GBR, приданным противоракетному комплексу THAAD, поставленному ВС ОАЭ летом 2016 года в количестве двух батарей. После этого изрядно «поредевший» в столкновении с SM-3 наряд иранских БРСД может быть окончательно ликвидирован экзоатмосферными ракетами-перехватчиками THAAD, запущенными с ПУ, расположенных либо на территории ОАЭ, либо на территории Саудовской Аравии (на пути следования к авиабазе «Принц Султан»). Таким образом, на сегодняшний день данная авиабаза может считаться наиболее защищённой резервной «воздушной гаванью» ВВС США в случае вероятного обмена ракетными ударами между ВМС США, «аравийской коалицией» и Корпусом стражей Исламской революции.

Последний козырь Тегерана

Тем не менее, Тегеран по-прежнему может противопоставить данной тактике Центрального командования ВС США достаточно весомый козырь, заключающийся в применении тактических крылатых ракет большой дальности (1350 км) «Hoveyzeh», обладающих сверхнизковысотным профилем полёта в диапазоне от 25 до 50 м. Как показал недавний инцидент с успешным воздушным рейдом хуситских дронов-камикадзе на аравийский ЗРДН «Patriot PAC-3», радары подсвета семейства AN/MPQ-53/65 обладают крайне низким потенциалом сопровождения и «захвата» низковысотных целей (менее 30 м) из-за ограничения нижнего предела угломестной зоны обзора 1 градусом, а также неспособны осуществлять всеракурсное отражение даже ограниченного ракетного удара без целеуказания ракетам-перехватчикам MIM-104F PAC-3MSE со стороны самолётов ДРЛОиУ E-3A/C/D и иных средств радиолокационной разведки.

Вывод: загруженность вычислительных средств воздушных радаров AN/APY-2/9 системы AWACS тысячами БПЛА, тактических ракет и других СВН, которые будут находится в небе над Персидским заливом в случае эскалации масштабного конфликта, откроет перед ракетными бригадами КСИР определённое «окно возможностей» для успешного применения крылатых ракет «Hoveyzeh» против «Пэтриотов», прикрывающих АвБ «Принц Султан».

Автор:
Евгений Даманцев

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here